Открыть в приложении

Александр Блок — цитаты

    Ирина Хальновацитирует5 месяцев назад
    Из-за облака сирена

    Ножку выставила вниз,

    Людоед у джентльмена

    Неприличное отгрыз.

    Все смешалось в общем танце,

    И летят во сне концы

    Гамадрилы и британцы,

    Ведьмы, блохи, мертвецы.

    Добро пожаловать в ад, дорогой читатель. А тут уж: каждому – свое.
    лер Глебовацитирует2 месяца назад
    В людях столько зла, что часто сатаненок
    Вдруг заплачет, как обиженный ребенок.
    Не милы им люди так же, как и мне.
    Им со мной побыть приятно в тишине.
    лер Глебовацитирует3 месяца назад
    Монаха не нашли нигде,
    И только бороду седую
    Мальчишки видели в воде.
    лер Глебовацитирует2 месяца назад
    Ночь светла, мне сны не снятся
    Юлия Киреевацитирует6 месяцев назад
    Молодую страсть
    Никакая власть,
    Ни земля, ни гроб не охладят
    Юлия Киреевацитирует6 месяцев назад
    »
    «Дева, стой, – воскликнул он, – со мною
    Подожди до утренней поры!
    Вот, смотри, Церерой золотою,
    Вакхом вот посланные дары;
    А с тобой придет
    Молодой Эрот,
    Им же светлы игры и пиры!»
    Юлия Киреевацитирует6 месяцев назад
    Где за веру спор,
    Там, как ветром сор,
    И любовь и дружба сметены
    Юлия Киреевацитирует6 месяцев назад
    Он – дитя языческого дома,
    А они – недавно крещены
    Юлия Киреевацитирует6 месяцев назад
    Добро пожаловать в ад, дорогой читатель. А тут уж: каждому – свое.
    Анастасия Елисеевацитируетв прошлом году
    В мою больную грудь она

    Вошла, как острый нож, блистая,

    Пуста, прекрасна и сильна,

    Как демонов безумных стая.

    Она в альков послушный свой

    Мой бедный разум превратила;

    Меня, как цепью роковой,

    Сковала с ней слепая сила.

    И как к игре игрок упорный

    Иль горький пьяница к вину,

    Как черви к падали тлетворной,

    Я к ней, навек проклятой, льну.

    Я стал молить: «Лишь ты мне можешь

    Вернуть свободу, острый меч;

    Ты, вероломный яд, поможешь

    Мое бессилие пресечь!»

    Но оба дружно: «Будь покоен! —

    С презреньем отвечали мне. —

    Ты сам свободы недостоин,

    Ты раб по собственной вине!

    Когда от страшного кумира

    Мы разум твой освободим,

    Ты жизнь в холодный труп вампира

    Вдохнешь лобзанием своим!»