Открыть в приложении
ru

Жан-Клод Мурлева — цитаты

    Анна Соколовацитирует2 года назад
    Томек решил, что опаснее всего стать рабом привычки. Нескольких дней достаточно, чтобы уговорить себя остаться, а недели — чтобы убедить себя окончательно.
    b3333092766цитирует2 года назад
    У меня никогда не бывает работы, я тебе уже говорил. А тем более отдыха. Все это просто-напросто жизнь, и она идет своим чередом.
    b4901685260цитирует2 года назад
    Все это просто-напросто жизнь, и она идет своим чередом.
    Анна Соколовацитирует2 года назад
    Это как волосы: мы не обращаем на них внимания, просто в один прекрасный день они становятся слишком длинными, и все. Так в один прекрасный день Томек обнаружил, что у него появилась мысль, которая, вместо того чтобы расти из головы, растет внутрь
    Анна Соколовацитирует2 года назад
    Старый Ишам был народным писателем, то есть писал за тех, кто не умел этого делать.
    Анна Соколовацитирует2 года назад
    У меня никогда не бывает работы, я тебе уже говорил. А тем более отдыха. Все это просто-напросто жизнь, и она идет своим чередом.
    Анна Соколовацитирует2 года назад
    Это очень примитивная порода медведей, потому что они единственные обитатели леса, а ты ведь знаешь, что, когда постоянно живешь среди себе подобных, превращаешься в идиота
    Анна Соколовацитирует2 года назад
    А это, — продолжил Эзтергом, указывая на биб­лиотечные полки справа, — те, что мы прочли бы вам, если бы вы не проснулись.
    Томек окинул взглядом стеллажи. Там было по меньшей мере десять тысяч книг!
    Anatoliy Abramovцитирует7 месяцев назад
    Притоков не существует. Это большая загадка. А ты принес мне кусочек нуги?
    Томек так глубоко задумался, что ответил не сразу. В своих мыслях он был далеко от нуги.
    Анна Соколовацитирует2 года назад
    Но прежде чем начать историю моего путешествия, хочу сказать тебе, что никто никогда ее от меня не слышал и не услышит. К чему? Мне бы не поверили. Подумали бы, что я сочиняю, или что мне это приснилось, или, может быть, что я сумасшедшая.
    Один ты, Томек, мне поверишь — после всего, что мы пережили вместе