Открыть в приложении

Цитаты из книги автора Брюс Стерлинг Схизматрица Плюс

Читать отрывок

Отменить можно в любой момент в личном кабинете

    Зернобобовая боцитирует12 дней назад
    Жилища были священны – священны в силу самой своей уязвимости. Уязвимость универсальна. Уничтожение одного из миров означало бы, что безопасности нет нигде и ни для кого, что каждый мир может сгореть в геенне тотальной войны.
    Зернобобовая боцитирует12 дней назад
    В глазах его помутилось. Ребристый ствол орудия слегка поблескивал смазкой. Толстые черные продольные ребра сверхпроводниковых магнитов, к каждому из которых тянулись змеями кабели питания в металлизированных оболочках…

    Порнография смерти
    Зернобобовая боцитирует15 дней назад
    Ему было жаль ее; он сожалел, что никогда не сможет возбудить в ней простого чувства товарищества, простого доверия и уважения…

    Но простота здесь была неуместна.
    Зернобобовая боцитирует15 дней назад
    Стыд. Гордость. Вина. Любовь… Все эти чувства были для нее размытыми тенями, мрачным, презренным мусором, сгорающим дотла в мгновенном взрыве экстаза. Она была способна к человеческим чувствам, но редко обращала внимание на такие мелочи. Они оставались в ней, словно второе подсознание, скрытый интуитивный пласт, погребенный под постчеловеческим образом мышления. Сознание ее было сплавом холодной практической логики и судорожного наслаждения.
    Зернобобовая боцитирует15 дней назад
    Мир Кицунэ представлял собою фантастическую, чистую, как слеза, реальность порнографии высшего порядка, вечного вожделения, не знающего усталости и покоя, прерываемого лишь спазмами сверхчеловеческого напряжения. Вожделение вытесняло все прочие проявления жизни – так же как свист обратной связи заглушает целый оркестр.
    Зернобобовая боцитирует15 дней назад
    Мир Кицунэ представлял собою фантастическую, чистую, как слеза, реальность порнографии высшего порядка, вечного вожделения, не знающего усталости и покоя, прерываемого лишь спазмами сверхчеловеческого напряжения. Вожделение вытесняло все прочие проявления жизни – так же как свист обратной связи заглушает целый оркестр.
    Зернобобовая боцитирует15 дней назад
    Но это же огонь! Боже милосердный, я никогда в жизни не видел открытого огня. – Линдсей понизил голос. – А ты уверен, что сам не загоришься? – Он с опаской смотрел на Рюмина. – У тебя легкие дымятся!

    – Да нет же. Это такое новшество. Совсем маленький новый порок, – пожал плечами старый механист. – Может, малость и вреден – так ведь полезных пороков не бывает.

    – Что это у тебя?

    – Кусочки бумаги, пропитанной никотином. Ну и плюс кое-какие ароматизаторы. Довольно-таки неплохо. – Он вынул сигарету изо рта. Взглянув на тлеющий кончик, Линдсей содрогнулся. – Да ты не дергайся. Здесь – не то, что в других колониях. Огонь не страшен. Грязь не горит.
    Зернобобовая боцитирует15 дней назад
    Ее слюнные железы вырабатывали наркотик.
    Зернобобовая боцитирует15 дней назад
    Он был готов изобразить для них зеркало. Если они узнают в нем собственные амбиции и мечтания, он выиграл.
    Зернобобовая боцитирует15 дней назад
    Некогда ему придавало сил чувство собственной правоты. С годами правота как-то перестала ощущаться
    Зернобобовая боцитирует17 дней назад
    Значит, задача ясна: выжить. Эта задача чудесным образом очистила сознание от прочих, менее насущных проблем. Заговор презервационистов, политические драмы, инсценированные им в Музее, – вся прежняя его жизнь осталась там, далеко позади. Она – не более чем достояние истории.
    LankoZцитирует5 месяцев назад
    Над пробоиной вырос плюмаж белого тумана – резкое понижение давления привело к конденсации пара
    LankoZцитирует5 месяцев назад
    С другой стороны, в лишайнике можно было увидеть метафору истории Полиуглеродной Клики: грибок и плесень, потенциальные враги, объединенные в симбиозе для достижения того, чего не достигли бы по одиночке, – прямо как Клика объединила механистов и шейперов, чтобы принести жизнь на Марс.