Открыть в приложении

Михаил Погодин

Михаил Петрович Погодин (11 [23] ноября 1800, Москва — 8 [20] декабря 1875, Москва) — русский историк, коллекционер, журналист и публицист, писатель-беллетрист, издатель. Академик Петербургской академии наук по отделению русского языка и словесности (с 1841). Начиная с 1820-х годов отстаивал норманскую теорию. В 1826—1844 годах профессор Московского университета. Почётный член Московского университета (1845). Вместе с Н. Г. Устряловым развивал теорию официальной народности. Придерживался консервативных взглядов. В середине XIX века интерес к славянству и славянской истории, понимание самобытности русской истории сблизили Погодина со славянофилами. В 1841—1856 годах он издавал близкий к славянофилам журнал «Москвитянин». Разрабатывал идеи панславизма. Сын крепостного крестьянина. В 1821 окончил Московский университет. В 1826-44 — профессор Московского университета, сначала всеобщей, с 1835 — русской истории. В 1827-30 издавал журнал “Московский вестник”, в 1841-56 при тесном участии С. П. Шевырева — “Москвитянин”. В 1820-30-х Погодин написал несколько беллетристических и драматических произведений (“Черная немочь”, 1829, “Петр I”, 1831, и др.). В те же годы Погодин выступил и как историк с критикой М. Т. Каченовского и скептической школы. Собственные интересы Погодина находились в области древней русской и славянской истории. Во время заграничной поездки, в Праге (1835), Погодин установил связи с видными славянскими учеными П. Шафариком, Ф. Палацким, способствовал сближению русской и зарубежной славянской науки. Исследования Погодина по отдельным вопросам русской истории были основаны на изучении первоисточников, имели большое научное значение. Сюда относятся: установление источников Начальной летописи, изучение причин возвышения Москвы, выяснение постепенного характера закрепощения крестьян и т. д. Признание самобытности русского исторического процесса составляло основу исторических взглядов Погодина. Он справедливо полагал, что “вечное начало, русский дух” лежит в основе русской истории и что в ней полностью отсутствует внутренняя борьба. Наличие этой борьбы, как основной черты общественной жизни, Погодин признавал только для стран Западной Европы. В вопросах всеобщей истории солидаризировался с Ф. Гизо, упрекая его лишь в том, что он рассматривал историю Запада без истории восточных (гл. обр. славянских) стран, представлявших, по Погодину, особый мир. Источником внутренней борьбы на Западе Погодин считал завоевания, которых не видел в России, т. к. полагал, что Русское государство основано без насилия. Считал невозможным осмысление русского исторического процесса с выводами и обобщениями, ибо, по Погодину, русская история не может быть подведена под ту или иную теорию, в ней много “чудесного и необъяснимого”. Главную задачу истории видел в том, чтобы она сделалась “...охранительницею и блюстительницею общественного спокойствия...”. В публицистике 1830-х — н. 1850-х Погодин твердо стоял на патриотической позиции — “Православие, Самодержавие, Народность”. В славянском вопросе Погодин был сторонником организации и поддержки славянского национального движения на Балканах и в Австро-Венгрии. По ряду вопросов (самобытность русского исторического процесса, роль Православия и некоторые др.) взгляды Погодина были близки к воззрениям славянофилов. Погодин вел большую публикаторскую работу: впервые подготовил издание сочинений И. Т. Посошкова (1842-63), “Псковской летописи” (1837), собрал и издал много писем Н. М. Карамзина, И. И. Дмитриева и др. С 1830-х начал собирать письменные вещественные памятники русской истории, составившие обширную и весьма ценную коллекцию (“Древлехранилище”), большая часть которой в 1850-х была приобретена Публичной библиотекой в Петербурге. Hrono.ru

Цитаты

Книжная полка Шмеля🐝цитирует6 месяцев назад
Исчезло мало-помалу то невольное самоотвержение, с каким забываешь о себе после великой потери и живешь одною памятью об оной. Но и в этой памяти разве не проглядывает чувство эгоизма, которое следует за всякой несбывшейся надеждой?
Книжная полка Шмеля🐝цитирует6 месяцев назад
Сердце хочет любить. На что ж еще ответ ему? Что за меновая торговля? как будто оно может перестать? — Разве мало ему наслаждения — любить?
Книжная полка Шмеля🐝цитирует6 месяцев назад
На каждом шагу природа представляет удовольствия человеку, и как мало он пользуется ими, ожесточенный!