Открыть в приложении

Ада Самарка

Родилась в Киеве в 1981 году в семье дипломата с искусствоведческим образованием, переводчика и художника. Дед по отцовской линии был народным артистом Украины, драматическим актером. Дед по материнской – военным журналистом, полковником. Детские годы прошли словно в «саду принца Шакьямуни»: с восьмитомником «Памятники мирового искусства», под хоралы Баха, с гаспринской можжевеловой рощей каждым летом и с классическим ассортиментом подписных изданий из домашней библиотеки. С семи лет общается с отцом исключительно по-английски. В четырнадцать случился сбой – возникла острая потребность в самореализации, а родители были строги и препятствовали бодрым подростковым поискам себя в благодатной чердачно-подъездной среде промозглых ранних 1990х. Тогда решила: «сейчас я им всем покажу» и взялась писать роман. Роман должен был вызвать не просто шок, а и уважение, нужно было писать «их взрослым» языком – потому, к наивному родительскому умилению, были призваны Набоков, Фет, Мережковский и другие. Книга, несмотря на вычурные словесные кружева и удачные стилизации, рассказывает о самом страшном - об отношениях между 42-летним пляжным бонвиваном и 14-летней девочкой, изложенных в форме «приморского дневника». Этот текст был чем-то вроде проколотой брови, покрашенных в синий цвет волос, вроде размашистой загогулины, намалеванной на школьной стене. Роман получил рабочее название «Гепард и Львенок» и, спустя десятилетие, «причесанный» и отредактированный повзрослевшим автором, публиковался трижды: в сборнике финалистов премии «Мой Дебют», в украинском переводе как «Смак заборони» («Вкус запрета») и в московском издательстве «АСТ» под «коммерческим» названием «Дьявольский Рай. Почти невинна». Тогда же, помня о неуместности проколотой брови в соответствующих антуражах – появился псевдоним Ада Самарка. Поздние школьные годы прошли в Англии, в небольшой дорогой частной школе-интернате, куда автор был отправлен по итогам конкурса, проходившего в Киеве. Там, в библиотеке с готическими окнами с видом на пасмурные пастбища и далекие холмы, писался второй текст, получивший рабочее название «Рыбье счастье», позже отмеченный в финале украинской премии «Современный городской роман» и опубликованный в московском «АСТ» под многообещающим названием «Любить больно» - якобы автобиографическая книга, помимо английских интернатовских впечатлений, повествующая о романе с неким французско-украинским плейбоем. В 18 лет у автора было уже многое за плечами и литературное творчество отодвинулось на второй план. Автор работал: фотомоделью, помощником менеджера по рекламе, помощником менеджера в кадровом агентстве, помощником главы представительства французского энергетического консорциума, заместителем директора типографии, руководителем колл-центра, руководителем отдела дизайна, синхронным переводчиком. В этот суетный период были рождены двое детей и написана еще одна книга, роман о соблазнителях молодых мам «Игры без чести», отмеченный длинным списком «Русской Премии». В преддверии окончательной зрелости, то есть, ближе к тридцати годам, нарисовалась вдруг вся неприглядная и бессмысленная суетность «беловоротничковой» офисной жизни и автор принял решение оставить работу, родить еще двоих детей и переехать жить в село под Киевом, где всё оставшееся после быта время посвящать литературному творчеству. Данный опыт оказался успешным, несмотря на развод с отцом детей и героические будни в кромешном одиночестве – и сонные рустикальные будни, растянувшись на три года, принесли первый плод: роман «Популярные сказки, адаптированные для современного взрослого чтения». Сказки, «перекроенные» на взрослый лад, страшные и увлекательные, перемежаются с реальностью, в которой героиня романа пытается вернуть к жизни своего попавшего в реанимацию мужа. Врач сказал: ему нужно рассказывать что-то. В настоящий момент автор продолжает проживать в селе под Киевом, воспитывает четырех детей, вышел замуж за своего инструктора по йоге, сменил фамилию (но не псевдоним) и работает над эпическим романом с рабочим названием «Мир. Роман про войну», где на сцене событий 1930-1940х годов будет показана трагедия о неоднозначной многокомпонентности мира и абсурдной каждодневности зла.