Михаил Щукин

Михаил Николаевич Щукин - член Союза писателей РФ, лауреат премии Ленинского комсомола, редактор журнала "Сибирская горница". После восьмилетки поступил в Новосибирский книготорговый техникум, откуда после второго курса перевелся на заочное отделение. В семнадцать лет стал сотрудником районной газеты в рабочем поселке Сузун. Служил в армии на Северном Урале, работал в Новосибирской областной газете и собственным корреспондентом журнала «Огонёк» по Западной и Восточной Сибири. Закончил Высшие литературные курсы. Живет в Новосибирске. Михаил Щукин - участник Седьмого Всесоюзного совещания молодых писателей. Автор книг «Посидели, поговорили» (1980), «Дальний клин» (1982), «Оборони и сохрани» (1987). Роман «Имя для сына» был отмечен премиями имени Н.Островского и Ленинского комсомола. Роман «Конокрад и гимназистка» был издан в 2008 году.

Впечатления

Виолетта С.делится впечатлением2 месяца назад
👍Советую

Отличная серия

  • Алексей М.делится впечатлением6 месяцев назад
    💡Познавательно
    🎯Полезно
    💞Романтично
    😄Весело
    👍Советую

    Да, боевая подруга подросток, да ещё с шилом в заднице, это как минимум не скучно.

  • kittymara-0905делится впечатлением2 года назад
    👍Советую

    4 Остров сокровищ во глубине сибирских руд

    Тут, конечно, совсем другая атмосфера, совсем другая интонация и больше личной авторской предвзятости, что идет, к сожалению, в минус истории. Но в целом минус совсем маленький. Пожалуй. Потому что на первый план все же выступает готовность основных персов объединиться против общего врага, несмотря на непримиримые идейные разногласия.

    В общем, в 1920-ом году уже ничего не осталось от уютного сибирского городка из первой части книги. Революция, гражданская война, террор, голод, сыпной тиф.
    А васька, а чего васька. Он неистово исстрадался по тонечке, которая оказалась потеряна для него в силу всяких там обстоятельств, казалось бы. Помыкался, пожмыхался там-сям, сбегал на первую мировую войну верхом на лошадке, а с приходом революции подался в лесные анархисты. Именно так. Не могу назвать его партизаном. И живет-поживает с товарищами в тайге. На отличненько.

    Тут и засветило ему снова личное счастье. Но только если крутанется и умыкнет красную девицу из лап белых, красных и батюшки-тифа. Впрочем, любовная линия в книге сильно боком-перебоком. А на первый план выступает интрига с золотом во глубине сибирских руд, точнее, с потенциальными золотыми приисками, на которые желают наложить лапы всякие товарищи и прочие господа. Короче, натуральный остров сокровищ с картами, чемоданами, перестрелками и прочими прибамбасами в нашенском антураже.

    Что мне понравилось. Щукин старается, и у него неплохо получается показать, что в людях намешано всякое. И доброе, и злое. То есть они здесь - не шаблоны. И поступают порой непредсказуемо, и готовы на добровольные жертвы ради совершенно чужих и посторонних.
    Но. Но все же проскальзывает у него тема, что господа, ну они ожесточились, конечно, но в силу так сказать личных трагедий; а товарищи могут как за здрасьте зверствовать и никакой пощады даже невинным, даже детям, значит. И надо сказать, что грань проведена очень тонко, почти незаметно. Но я-то увидела. И за такую диверсию минусую, однозначно.
    Однако же, в плюс идет то, что персы мрут аки мухи. Как в жизни.

    Второй минус поставила за слишком засахаренный финал. Дневничок выпал из-под крыши рушащегося дома, ляляля, тополя, натюрлих, тютютю, сакраментальщина. Не люблю сентиментальщину и все тут.
    И, пожалуй, не очень понравилось, как там васька крутанулся по результату. Но с другой стороны, чувак столько раз терял и находил свою девушку, что, наверное, можно понять его решение поступить именно так, а не иначе.

    Однако, больше всего мне понравились второстепенные персы. Причем, господ среди нет. Хотя там тоже были нормальные чуваки, но пусть все же останутся в третьих рядах. Мои же горячие симпатии однозначно отданы доктору, борющемуся с эпидемией тифа буквально голыми руками, ну просто человечище с большой буквы Ч. Верному старикану-кучеру и его жене. И, как ни странно, вроде отрицательному типу: командиру красных разведчиков, лихому парню из семьи церковников, отбитому напрочь и, казалось бы, совсем не способному на сожаление, сопереживание, раскаяние, потому как он идейно лег под комиссара, но что-то колыхнулось в душе в конце концов, и он сбросил с себя гипноз, вырвался на свободу.
    В общем, лично мне статисты были здесь намного интересней, чем главгеры. Как-то так.

    А в целом, хорошая история.

  • недоступно