Открыть в приложении
Радий Петрович Погодин - русский советский писатель и сценарист. Родился 16 августа 1925 года в деревне Дуплёво (Новгородская губерния). В 1927 году вместе с семьёй переезжает в Ленинград, отец с матерью расходятся. С 16 сентября по 6 ноября 1941 года Радий работал слесарем в авторемонтных мастерских СЗФ. В 1942 году был эвакуирован из Ленинграда, в котором пережил первую блокадную зиму, в Пермскую область. Работал монтёром и кочегаром в детском доме. После окончания пехотного училища Погодин отправлен в действующую армию. Участвовал в освобождении левобережья УССР, форсировал Днепр, был ранен. После госпиталя был направлен в 33-ю бригаду 9-го корпуса 2-й гвардейской танковой армии в разведку. Участвовал в боях под Яссами, освобождал Люблин, Варшаву, брал Берлин. В 1945 году в звании сержанта уволен в запас. Учился на подготовительных курсах в ЛГИ имени Г. В. Плеханова. В 1946 году стал работать в пожарной охране в Москве. Начал печататься в ведомственной многотиражке «Боевой сигнал». При обсуждении в редакции Постановления Оргбюро ЦК ВКП(б) «О журналах „Звезда“ и „Ленинград“» выступил в защиту М. М. Зощенко и А. А. Ахматовой, после чего в 1946—1947 годах из-за угрозы ареста скрывался, затем вернулся в Ленинград к отцу. Устроился на работу, был арестован и осуждён по статье 58-10, «антисоветская пропаганда». Отбыв срок (1948—1950), вернулся в Ленинград, в 1953 году переехал в Йошкар-Олу и начал работать на радио. В 1954 году снова вернулся в Ленинград. В альманахе «Дружба» опубликован его первый рассказ: «Мороз», а в 1957 году издана первая книга писателя «Муравьиное масло». В 1959 году Радий Петрович Погодин был принят в СП СССР. Широкую известность получили его рассказы для детей, рассказ «Кто согрел море» представлял СССР (наряду с рассказами В. К. Железникова, О. Донченко, М. Мревлишвили, Я. Раннапа, Х. Назира) в Сборнике рассказов писателей разных стран «Дети мира» (1962), подготовленном международной редакционной коллегией (издан в СССР в 1965 году). Умер 30 марта 1993 года. Похоронен в Санкт-Петербурге на Волковском кладбище.

Цитаты

Nina Belayaцитирует5 месяцев назад
Олег Кургузов

Кто на кого похож
Учитель сказал нам:

– Каждый человек своим поведением напоминает какое-нибудь животное… Один ленивый, как, например, медведь. Другой попрыгунчик, как заяц. Попробуйте нарисовать своих мам и пап в виде симпатичных животных. Это будет хорошая шутка, она развеселит ваших родителей.

Когда я пришёл домой, папа лежал на диване, читал газету и зевал. Я нарисовал его медведем в берлоге.

А тут мама возвратилась из магазина с тяжёлыми сумками. И я нарисовал её верблюдом с огромными тюками.

Мама и папа посмотрели на мои рисунки и рассмеялись. А потом мама спросила:

– Ты рисуешь для школы?

– Конечно! – сказал я. – Это такое задание.

– Ну! – сказал папа. – Зачем же выдавать домашние секреты?! Нарисуй меня лучше в виде бобра, который без устали строит дом. А мама пусть будет беззаботной порхающей птичкой.

Я так и сделал. Папу – бобром, маму – птичкой. И сдал рисунки учителю.

И тогда папу привлекли к ремонту школы. А маму заставили петь в родительском хоре.

Хорошая шутка получилась.

Джем твоего письма
(Сказка нежная)
Мальчик Киря печатал на пишущей машинке письмо своей бабушке. У бабушки было плохое зрение, и печатные буквы она разбирала легче, чем рукописные.

Мальчик Киря умел печатать на машинке только одним пальцем, поэтому он часто промахивался мимо нужной клавиши и нажимал не ту букву. Поэтому в письме у Кири было много ошибок.

Закончить своё письмо к бабушке Киря хотел фразой: «Ждём твоего письма». Но он перепутал очерёдность букв «Ж» и «Д», и у него получилось «Джем твоего письма».

Бабушке очень понравилось всё письмо внука. Но особенно ей понравилась последняя фраза: «Джем твоего письма».

«Значит, – решила бабушка, – для Кири моё письмо – это такое же счастье, как его любимый джем».

Бабушка прослезилась от радости и вместе с ответным письмом отправила внуку баночку его любимого клубничного джема.

А на бумажке, которой была закрыта баночка, она написала большими бабушкиными буквами: «Джему моего сердца».
Nina Belayaцитирует5 месяцев назад
Вот тетрадка, подписана – «Педров». Это – Женьки Петрова. Он всегда отыщет, где ошибиться. «За окном я вижу город. Дома. ДеДский сад…» Сад для дедушек, не иначе.

Вот тетрадь Стасика Якименко. Мяч на обложке. «За окном ребята гоняют в футбол. Нападение у команд слабовато. Но защита хорошая. Счёт ноль-ноль…» Стас и сам футболист. В секции занимается.

Вот – Валерки Вакуева. «Шесть ворон – в направлении на юго-запад. Четыре вороны – в обратном». Вроде троечник. Вечно считает ворон. А смотри-ка: способности к математике. С географией вместе. Может, станет разведчиком? Забросят его в тыл врага – считать самолёты. Или, может быть, выучится на орнитолога. Защитит диссертацию о воронах. Будет специалист мирового масштаба. Так что на школе даже доску повесят, мемориальную: «Здесь начал считать ворон Валерий Вакуев».

Саша Лискина – о цветах написала. Фиалки и примулы. Странно: где там цветы? А, вон – на балконе. В доме напротив. Надо же, ну у Саши и зрение. Хорошо, когда глаза молодые.

Катя – про радугу после дождя. Так ведь радуги не было? Дождик был, это верно. А радуга – кто её видел? Катя – видела. Хорошо уметь видеть радугу, даже в пасмурный день.

Вот листок – без тетрадки. Надо же: кто-то и за Алису сочинение написал. Печатными буквами. Саша, наверное: почерк похож. Вряд ли Алиса сама: она всё-таки крыса. Подшефная. Обитает в живом уголке. «У площадки, где воробьи клюют крошки, за кустом сидит кошка. Рыжая, наглая, очень опасная. Воробьёв надо предупредить!»

Оля – любит покушать. За обедом, в столовой, ей булочки отдают и котлеты, если кто-то не хочет. В Олю булочки входят всегда. «За окном магазин и пекарня. Там делают пирожки. Пирожки есть с брусникой и яблоком. Есть ещё с рисом и луком, с мясом и рыбой. Но с брусникой и яблоком – лучше всего. И закрытая пицца, которая с курицей».

Илья вместе с папой – завзятые рыболовы. «В лужах после дождя – очень много червей. На червя клюёт окунь. Чебак – тоже клюёт…»

И Печёнкин. А что же Печёнкин?

«За окном – горизонт. А за ним – полно других стран. И планет. И летающие тарелки – там, между планетами…»

Встала Наталья Сергеевна с кресла. Окошко открыла – посмотреть, наконец: что там, за ним? Глядь: а там – звёзды. Полное небо! И вечер, и поздно уже, домой надо идти. И огонёк между звёзд – двигается, подмигивает.

Может и вправду: летающая тарелка?
Nina Belayaцитирует5 месяцев назад
– Вот, – говорит Наталья Сергеевна, – редкая птица. ДАУРСКИЙ ЖУРАВЛЬ. Брат-близнец цепкохвостого поссума. Он же зелёная мартышка. Он же горе моё луковое.

И куда-то звонить принялась. Потом какой-то дяденька прибежал и Митю наружу вывел.

– Принимайте, – говорит, – ваш экспонат. И рады бы себе оставить, да не знаем, чем такого кормить.

– Мы, – говорит Наталья Сергеевна, – теперь тоже не знаем. Редкий вид. Цепкохвостый зелёный журавль.

Так Митю в школе и звали целый год. А он и не обижался.

Впечатления

Наталья С.делится впечатлением2 месяца назад
Larisa R.делится впечатлением6 месяцев назад
👍Советую
🐼Мило

Доброе детское ламповое. И при этом грустное, с совсем другими нравственными ориентирами, с другой ролью ребёнка в окружающей среде, с другим отношением к детским интересам. Обязательно буду обсуждать эти рассказы со своими учениками

  • Лилит Алексанянделится впечатлением11 дней назад
    😄Весело