Открыть в приложении
Евгений Пермяк - псевдоним Евгения Андреевича Виссова. Он родился 31 октября 1902 года в Перми, но в первые же дни после рождения вместе с матерью был привезён в Воткинск. В разные годы Женя Виссов непродолжительное время жил в Перми у родственников, но большая часть его детства и юности прошла в Воткинске. "Годы, прожитые у моей тётушки на Воткинском заводе, - вспоминал писатель, - можно назвать первоисточником моего детства и отрочества... В мартеновскую печь заглянул раньше, чем в букварь. С топором, молотом, зубилом, с инструментами вообще подружился до знакомства с таблицей умножения". В Воткинске Е. Виссов окончил школу второй ступени, затем служил конторщиком на Купинском мясопункте, работал на конфетной фабрике "Рекорд" в Перми. Одновременно пробовался в качестве общественного корреспондента в газетах "Звезда", "Красное Прикамье" (г.Воткинск), свои рабселькоровские корреспонденции и стихи подписывал псевдонимом "Мастер Непряхин"; был режиссером драмкружка в рабочем клубе им.Томского. В Государственном архиве Пермской области хранится первый корреспондентский билет Евгения Андреевича, где указано, что "билет выдан тов. Евгению Андреевичу Виссову-Непряхину, что ему поручена редакционная работа корреспондента по г.Воткинску. Все ответственные, профессиональные, партийные и советские работники приглашаются оказывать тов.Виссову-Непряхину полное содействие. Тов. Виссов-Непряхин, как представитель местной печати, имеет право быть на всех открытых собраниях, заведениях и совещаниях. В интересах дела все учреждения и организации благоволят оказывать тов. Виссову-Непряхину полное содействие. 15 сентября 1923 г.". Казенная бумага, но какой слог! В 1924 г. Евгений Виссов поступил в Пермский университет на педагогический факультет на социально-экономическое отделение. В анкете при поступлении на вопрос "Чем обуславливается решение поступить в ПГУ?" он написал: "Имею желание работать в области народного образования по отрасли экономики". В университете он с головой окунулся в общественную работу: занимался клубной работой, активно участвовал в организации популярного в то время кружка Живой Театрализованной Газеты (ЖТГ). Вот что писал Евгений Андреевич, обращаясь к пермским студентам по случаю 50-летнего юбилея комсомольской организации ПГУ в 1973 г.: "В комсомольской работе Пермского университета конца двадцатых годов значительное место занимала ЖТГ (Живая Театрализованная Газета), которую мы называли хотя и не очень звонко, но точно: "Кузница". Пермский университет в те годы на Урале был едва ли не единственным высшим учебным заведением. И, без преувеличения, он был кузницей педагогов, врачей, агрономов, химиков и фармацевтов. ЖТГ "Кузница" была создана вскоре после первой в Перми рабочей живгазеты "Рупор" в клубе коммунальников. "Кузница"... была лучшей газетой в городе. И это понятно. Были большие возможности отбора желающих работать в ЖТГ. Для тех, кому не совсем ясно, что из себя представляли ЖТГ, скажу в двух словах: Живая Театрализованная Газета от печатной и стенной отличалась главным образом средствами "воспроизведения" газетного материала. А главным средством была театрализация. Материал ЖТГ от передовой до хроники, от фельетона до объявлений "разыгрывался" в лицах, "театрализировался". Иногда было устное чтение, какое мы видим теперь на телеэкране, а иногда (и чаще всего) исполнялся в виде сценок, куплетов, частушек с пляской и т.д. (ну, чем не современный КВН! Примеч. авт.). Выпуск номера "Кузницы" в университете было маленькой сенсацией. Во-первых, эта самая "злободневная злоба" дня. Во-вторых, смелость, а иногда и беспощадность критики. И, наконец, зрелище! Речитатив. Пение. Танцы и... даже в некотором роде "акробатика" и, само собой, музыка. Иногда даже небольшой оркестр. И если в университете на выпуске ЖТГ было теснее тесного в зале, то можно себе представить, что делалось на выездных выпусках ЖТГ. Ее добивались. Требовали чуть ли не через окружком... Живая газета, как и всякий мир, принадлежит к категории явлений неумирающих. А газета как газета, как общественный агитатор, пропагандист и организатор - явление вовсе незыблемое." В качестве делегата от ПГУ Евгений Виссов ездил в Москву на Всесоюзный съезд клубных работников в 1925 г., на Всесоюзное совещание живых газет в 1926 г. Студенческая жизнь была нелегкой, и, хотя Е.Виссов получал стипендию и небольшие гонорары от газет, денег не хватало. Приходилось подрабатывать. И вот в личном деле студента Виссова-Непряхина встречаем документ о том, что он "уволен со службы в Управлении водоканала с 1 октября 1925 г., где получал жалованье 31 руб. в месяц..." К сожалению, документы о его приеме и работе в Пермском водоканале не найдены. Единственное, что стало известно: Евгений Андреевич был контролером водопровода, подрабатывая на жизнь во время летних каникул в 1925 г. Пути господни неисповедимы! Может быть, его водоканальский опыт в какой-то степени нашел свое отражение в творчестве писателя? После окончания университета Евгений Андреевич уехал в столицу, начав писательскую карьеру в качестве драматурга. Его пьесы "Лес шумит" и "Перекат" шли практически во всех театрах страны, но Урал не забывал. Когда началась Великая Отечественная война, он эвакуировался в г.Свердловск, где прожил все военные годы. В Свердловск в то время приехали Федор Гладков, Лев Кассиль, Агния Барто, Анна Караваева, Мариэтта Шагинян, Евгений Пермяк, Илья Садофьев, Ольга Форш, Юрий Верховский, Елена Благинина, Оксана Иваненко, Ольга Высоцкая и многие другие. Собралась большая писательская семья. В то время Свердловскую писательскую организацию возглавлял П.П.Бажов. Е.А.Пермяк часто бывал в гостях у Павла Петровича и не только по писательским делам, но и просто на дружеских посиделках. Вот что пишет, вспоминая те времена, внук П.П.Бажова Владимир Бажов: "В гости к дедушке на Новый год пришел писатель Евгений Пермяк со своей женой и дочерью Оксаной. Евгений Андреевич любил удивить чем-нибудь необычным. В этот вечер он принес пачку картинок, нарисованных под его руководством дочерью. На каждом рисунке цветными карандашами был нарисован кто-нибудь из семьи П. П. Бажова или Е. А. Пермяка. Елка была очень веселой и незабываемой. Мы с Оксаной рассказывали стихи и плясали под дружный хохот взрослых. Вообще Евгений Пермяк слыл веселым и жизнерадостным человеком. Из всех людей, бывавших в то время в доме дедушки, он запомнился мне больше всех." Жизнь в Перми, Воткинске, в Свердловске нашла отражение в книгах писателя: "Азбука нашей жизни", "Высокие ступени", "Дедушкина копилка", "Детство Маврика", "Мой край", "Памятные узелки", "Сольвинские мемории". Он - автор сборников сказок и научно-популярных книг для детей и юношества "Кем быть?" (1946), "Дедушкина копилка" (1957), "От костра до котла" (1959), "Замок без ключа" (1962) и др., в которых утверждается великое значение труда. Писатель верен этой теме и в романах: "Сказка о сером волке" (1960), "Последние заморозки" (1962), "Горбатый медведь" (1965), "Царство Тихой Лутони" (1970) и др. "Я - это книги. По ним пусть знают и судят обо мне. А карточки, снимочки, статейки - это все ветер-ветерок, притом изменчивый. Книги и только книги определяют место писателя в писательском строю. И нет силы в положительном и отрицательном смысле, кроме книг, которая могла бы возвеличить писателя или зачеркнуть", -это строчки из письма писателя Н.П. Сунцовой, заведующей городской детской библиотекой №1 г.Воткинска. Почти все произведения писателя - о людях-тружениках, мастерах своего дела, об их таланте, творческом поиске, духовном богатстве. Книги Евгения Пермяка переведены на многие языки, издавались во многих странах. Он награжден 2 орденами, медалями. Умер Евгений Пермяк 17 августа 1982 года в Москве.

Цитаты

Nina Belayaцитирует5 месяцев назад
Вот тетрадка, подписана – «Педров». Это – Женьки Петрова. Он всегда отыщет, где ошибиться. «За окном я вижу город. Дома. ДеДский сад…» Сад для дедушек, не иначе.

Вот тетрадь Стасика Якименко. Мяч на обложке. «За окном ребята гоняют в футбол. Нападение у команд слабовато. Но защита хорошая. Счёт ноль-ноль…» Стас и сам футболист. В секции занимается.

Вот – Валерки Вакуева. «Шесть ворон – в направлении на юго-запад. Четыре вороны – в обратном». Вроде троечник. Вечно считает ворон. А смотри-ка: способности к математике. С географией вместе. Может, станет разведчиком? Забросят его в тыл врага – считать самолёты. Или, может быть, выучится на орнитолога. Защитит диссертацию о воронах. Будет специалист мирового масштаба. Так что на школе даже доску повесят, мемориальную: «Здесь начал считать ворон Валерий Вакуев».

Саша Лискина – о цветах написала. Фиалки и примулы. Странно: где там цветы? А, вон – на балконе. В доме напротив. Надо же, ну у Саши и зрение. Хорошо, когда глаза молодые.

Катя – про радугу после дождя. Так ведь радуги не было? Дождик был, это верно. А радуга – кто её видел? Катя – видела. Хорошо уметь видеть радугу, даже в пасмурный день.

Вот листок – без тетрадки. Надо же: кто-то и за Алису сочинение написал. Печатными буквами. Саша, наверное: почерк похож. Вряд ли Алиса сама: она всё-таки крыса. Подшефная. Обитает в живом уголке. «У площадки, где воробьи клюют крошки, за кустом сидит кошка. Рыжая, наглая, очень опасная. Воробьёв надо предупредить!»

Оля – любит покушать. За обедом, в столовой, ей булочки отдают и котлеты, если кто-то не хочет. В Олю булочки входят всегда. «За окном магазин и пекарня. Там делают пирожки. Пирожки есть с брусникой и яблоком. Есть ещё с рисом и луком, с мясом и рыбой. Но с брусникой и яблоком – лучше всего. И закрытая пицца, которая с курицей».

Илья вместе с папой – завзятые рыболовы. «В лужах после дождя – очень много червей. На червя клюёт окунь. Чебак – тоже клюёт…»

И Печёнкин. А что же Печёнкин?

«За окном – горизонт. А за ним – полно других стран. И планет. И летающие тарелки – там, между планетами…»

Встала Наталья Сергеевна с кресла. Окошко открыла – посмотреть, наконец: что там, за ним? Глядь: а там – звёзды. Полное небо! И вечер, и поздно уже, домой надо идти. И огонёк между звёзд – двигается, подмигивает.

Может и вправду: летающая тарелка?
Nina Belayaцитирует5 месяцев назад
– Вот, – говорит Наталья Сергеевна, – редкая птица. ДАУРСКИЙ ЖУРАВЛЬ. Брат-близнец цепкохвостого поссума. Он же зелёная мартышка. Он же горе моё луковое.

И куда-то звонить принялась. Потом какой-то дяденька прибежал и Митю наружу вывел.

– Принимайте, – говорит, – ваш экспонат. И рады бы себе оставить, да не знаем, чем такого кормить.

– Мы, – говорит Наталья Сергеевна, – теперь тоже не знаем. Редкий вид. Цепкохвостый зелёный журавль.

Так Митю в школе и звали целый год. А он и не обижался.
Арина Аловацитирует2 месяца назад
олов-лошадей, до срока пахать-боронить заставлю.

Впечатления

Елена Кожемякинаделится впечатлениемв прошлом году
👍Советую

👍👏😆

  • Томи Б.делится впечатлением2 месяца назад
    🔮Мудро
    💡Познавательно
    🎯Полезно
    😄Весело
    👍Советую

    честно мне очень нравится это мне дало много советов ❤️

  • Ольга С.делится впечатлением2 месяца назад
    😄Весело
    👍Советую

    Смешно до слёз